» » 5-я танковая армия (СССР)

5-я танковая армия (СССР)

18.09.2021


5-я танковая армия — оперативное войсковое объединение (танковая армия) в составе РККА ВС СССР.

1-е формирование

5-я танковая армия 1-го формирования сформирована 5 июня 1942 года на основании Директивы Ставки Верховного Главнокомандования 25 мая 1942 года. В неё вошли 2-й и 11-й танковые корпуса, 340-я стрелковая дивизия, 19-я отдельная танковая бригада, 66-й гвардейский миномётный полк, 611-й лёгкий артиллерийский полк РГК, отдельный батальон связи, отдельный зенитный дивизион, рота охраны штаба армии. В начале июля её усилили 7-м танковым корпусом.

В составе действующей армии: с 16 июня по 17 июля 1942 года.

Боевые действия

16 июня 1942 года армия была включена в состав Брянского фронта. Ставка ВГК испльзовала 5-ю ТА для контрудара по северному флангу и тылу 48-го тк вермахта, совершившего прорыв к Воронежу, угрожая занять переправу через Дон. На усиление 5-й танковой армии Ставка ВГК дополнительно направила с Калининского фронта 7-й танковый корпус П. А. Ротмистрова.

5 июля 5-я танковая армия получила приказ «ударом в общем направлении на Землянск (30 км к северу от Воронежа) и Хохол(35 км к югу от Воронежа) перехватить коммуникации танковой группировки противника, прорвавшейся к реке Дон на Воронеж; действиями по тылам этой группы сорвать её переправу через Дон». Операцию предписывалось начать «не позднее 15-16 часов» в тот же день, но к тому моменту из всей армии вблизи района предстоящих действий находился только приданный Лизюкову 7-й танковый корпус Ротмистрова, да и тот не успел сосредоточиться в исходном районе вовремя.

Времени для подготовки и организации контрудара было мало поэтому одновременного мощного удара всеми соединениями армии достичь не удалось. Первым 6 июля вступил в бой 7-й танковый корпус, которому для усиления А. И. Лизюков передал 611-й легкий артиллерийский полк, две мотострелковые бригады (2-я и 12-я), а также 19-ю танковую бригаду полковника С. А. Калиховича.

7-й танковый корпус вступил в бой, не имея возможности провести разведку и полностью сосредоточиться. Кроме того, весь контрудар 5-й танковой армии строился на изначально неверном предположении о том, что наступающие немецкие танковые корпуса будут далее двигаться через Дон и Воронеж на восток. Однако такой задачи у них не было. А 24-й немецкий танковый корпус был развёрнут на север для прикрытия основной группировки 4-й танковой армии с севера. В то время как выдвижение передовой немецкой 9-й танковой дивизии прошло незамеченным: советская 5-я танковая армия наступала «вслепую» без разведки.

К исходу 7 июля части немецкой 9-й танковой дивизии отошли на юг на новый оборонительный рубеж по реке Сухая Верейка, уклонившись от боя с основными силами 7-го танкового корпуса: 19-й танковой и 7-й мотострелковой бригадами, переправившимися через реку Кобылья Снова на юг. В течение 7 — 9 июля немецкой 9-й танковой дивизии, к которой подошли части 11-й танковой дивизии, удалось сдержать продвижение наступающих советских частей. А затем на смену танковым дивизиям подошли пехотные и советское наступление окончательно было остановлено: 5-я танковая армия так и не вышла на оперативный простор, чтобы развить наступление на Землянск.

В то же время, непрерывные советские атаки представляли серьёзную опасность для прорыва фронта, и немецкое командование решило предпринять контрудар силами 9-й и 11-й танковых дивизий, чтобы дать возможность своим пехотным дивизиям надёжно оборудовать оборонительные позиции, и тем самым, завершить смену танковых дивизий на пехотные.

12 июля в 15:20 немецкая 11-я танковая дивизия силами 107 танков нанесла удар по позициям советского 11-го танкового корпуса 5-й танковой армии, имевший для последний катастрофические последствия: части 11-го танкового корпуса поспешно отошли без организации обороны, оголив правый фланг соседнего 7-го танкового корпуса, который вскоре был разгромлен с большими потерями.

Результат

Операция 5-й танковой армии завершилась неудачей. Армия не выполнила поставленных перед ней задач и понесла тяжёлые потери. Всё, что она смогла сделать в этой ситуации, это максимально задержать смену немецких танковых соединений на пехотные. В послевоенных мемуарах многие советские военачальники (А. М. Василевский, М. И. Казаков, П. А. Ротмистров, И. Г. Лазарев и другие) часто называли виновниками неудачи друг друга и лично командарма А. И. Лизюкова, при этом не беря ответственность на себя. Однако по мнению западных историков[прояснить], вина А. И. Лизюкова в провале операции сильно преувеличена: неудачу операции 5-й танковой армии предопределили ошибочные решения высшего советского командования, в том числе маршала Василевского, которые в дальнейшем уже не смогли скомпенсировать никакие героические действия отдельных советских частей и бойцов.

В частности, А. И. Лизюков перед самым началом операции попытался предложить использовать для контрудара 3-ю танковую армию, которая могла быть введена в бой быстрее и с очевидно меньшими проблемами при передислокации, но его телеграмма от 3 июля 1942 года 26 июня 1942 года начальнику Генштаба А. М. Василевскому «через голову» командования Брянского фронта осталась без ответа.

Из-за больших потерь и утраты боеспособности 17 июля 1942 года армия была расформирована (Директива Ставки ВГК № 170511 от 15 июля 1942 года); её полевое управление было выведено в резерв Ставки ВГК, а соединения и части переданы Брянскому и Воронежскому фронтам.

Командный состав армии

командующие армией:

  • генерал-майор Лизюков, Александр Ильич [июнь — июль 1942]
  • член Военного совета — генерал-майор т/в Туманян, Гай Лазаревич [июнь — июль 1942]
  • начальники штаба армии: полковник Другов, Павел Ильич [июнь — июль 1942]

2-е формирование

5-я танковая армия 2-го формирования сформирована 3 сентября 1942 года на основании директивы Ставки ВГК от 30 августа 1942 года в резерв Ставки ВГК. В неё вошли 1-й, 22-й, 26-й танковые корпуса, 119-я стрелковая дивизия и некоторые отдельные части (44 инженерная бригада специального назначения и т. д.).

Боевые действия

22 сентября 1942 года армия была включена в состав Брянского фронта. 29 октября передана Юго-Западному фронту 2-го формирования и в его составе участвовала в Сталинградской битве (17 июля 1942 — 2 февраля 1943 года)

В этот период в состав армии входили: шесть стрелковых дивизий(14-я и 47-я гвардейские, 119-я, 124-я, 159-я и 346-я стрелковые дивизии), два танковых (1-й и 26-й) и один кавалерийский (8-й корпус), 8-я отдельная гвардейская танковая бригада, два огнемётных танковых батальона, 8-й мотоциклетный полк. Для усиления армии были приданы девять артиллерийских полков РВГК, десять истребительно-противотанковых полков, три гвардейских миномётных полка, пять зенитных артиллерийских полков и другие части.

К началу Сталинградской операции в армии насчитывалось 103 627 человек, 378 танков (КВ — 70, Т-34 — 153, Т-70 — 155), более 1500 орудий и миномётов. Для поддержки с воздуха было выделено 444 самолёта авиации фронта.

В январе — феврале 1943 года, наступая на донбасском направлении, войска армии участвовали в освобождении городов: Морозовск (5 января), Тацинский (15 января), Каменск-Шахтинский (13 февраля), Красный Сулин (14 февраля).

К исходу февраля вышли к реке Миус в районе Красного Луча, где перешли к обороне.

Командный состав армии

командующие армией:

  • генерал-майор Рыбалко, Павел Семёнович [июль — октябрь 1942 года]
  • генерал-майор Романенко, Прокофий Логвинович [ноябрь — декабрь 1942 года]
  • генерал-лейтенант Попов, Маркиан Михайлович [декабрь 1942 — январь 1943 года]
  • генерал-майор, с марта 1943 — генерал-лейтенант Шлёмин, Иван Тимофеевич [январь — апрель 1943 года]

члены Военного совета армии: генерал-майор т/в Туманян, Гай Лазаревич [август 1942 — апрель 1943 года]

начальники штаба армии:

  • полковник Другов, Павел Ильич [август — ноябрь 1942 года],
  • генерал-майор Данилов, Алексей Ильич [ноябрь 1942 — апрель 1943 года]

Расформирована армия 20 апреля 1943 года, её полевое управление было реорганизовано в полевое управление 12-й армии в составе Юго-Западного фронта.

Историография

По мнению известного американского историка Дэвида Гланца, бои за Воронеж в июле 1942 года и, в частности, судьба 5-й ТА, относятся к «белым пятнам» в истории войны на Восточном фронте. Бои за Воронеж в начале июля 1942 года Гланц называет типичным примером «неизвестных операций».