» » О совмещении в пределах месторождений минеральных образований различных формационных типов

О совмещении в пределах месторождений минеральных образований различных формационных типов

13.08.2016

Конкретным проявлением рудной формации служит месторождение, часто выступающее в качестве сложного гетерогенного образования. В целом месторождение может рассматриваться как определенный участок в земной коре, в пределах которого сочетаются благоприятные для развития рудного процесса факторы. Это — область разгрузки рудоносных растворов, которые могут иметь различный генезис, являясь производными различных процессов и характеризуясь различной геохимической нагрузкой. Поэтому в пределах месторождения могут сочетаться разновозрастные минеральные ассоциации (минеральные типы). представляющие различные формации. Они могут представлять как ассоциации, — результат проявления генетически родственных формаций (рудного комплекса), так и минеральные ассоциации — производные не связанных в генетическом отношении процессов. В связи с этим, строго говоря, месторождение в целом не всегда может фигурировать в качестве элементарной ячейки при формационном анализе. Здесь, по-видимому, необходимо оперировать гомологичными минеральными типами, рассматривая рудную формацию в качестве интегрального элемента, объединяющего последние.
Упор при формационном анализе на месторождения может приводить к появлению «сложных» рудных формаций, являющихся, по существу, совмещенными (наложенными). Особенно это относится к наиболее крупным месторождениям, во многих случаях представляющих собой продукты гетерогенных процессов. А именно на подобные месторождения при стремлении обосновать правомочность (и важность) выделения предлагаемой формации обычно и делается основной упор.
Примеры подобных месторождений для медно-молибденовой минерализации субвулканического гидротермального типа, локализующейся в пределах долгоживущих зон активизации, многочисленны. Так, на Шахтаминском месторождении, наряду с широким проявлением молибденовой и более поздней наложенной полиметаллической минерализации, отрыв которой устанавливается геологически и по изотопным данным, интенсивно развита и ранняя (до формирования субвулканических интрузивных тел) преимущественно турмалиновая минерализация с редкой вкрапленностью MoS2, связанная со становлением массива шахтаминских гранитоидов. Возрастной разрыв между турмалиновой минерализацией и более поздним молибденовым оруденением составляет, очевидно, 20—30 млн. лет. He исключено, что эта ранняя минерализация, в том или ином количестве несущая молибден, оказала определенное влияние и на развитие более позднего эндогенного процесса. Последним, в частности, можно, очевидно, объяснить постоянное присутствие акцессорного турмалина в порфирах при развитии их на площади проявления турмалиновой минерализации. Таким образом, на Шахтаме выделяются три разновозрастных и различных в минерало-геохимическом отношении типа минерализации: существенно турмалиновый, сопровождающий шахтаминские гранитоиды; молибденовый, связанный со становлением комплекса субвулканических гранитоидов (преимущественно гранит-порфиров и гранодиорит-порфиров), полиметаллический, для которого предполагается связь с поздними дайками лампрофиров и диоритовых порфиритов. Совмещение отмеченных типов минерализации в пределах месторождения во многом, очевидно, обусловлено чисто структурными факторами: данный участок в течение длительного времени являлся наиболее тектонически мобильным. В Шахтаминском рудном районе имеются участки и с другими сочетаниями указанных типов минерализации.
В Кузнецком Алатау, наряду с совмещением скарновой минерализации медно-вольфрамовой формации, связанной со становлением интрузий гранитоидных батолитов «пестрого» состава, и медно-молибденового оруденения, сопровождающего порфиры субвулканического комплекса, в ряде случаев фиксируется наложение более поздней минерализации. Так, на скарновом месторождении Киялых-Узень проявились наложенная молибденовая минерализация, концентрирующаяся в виде узких полос вдоль зон окварцованных гранитоидов, и наиболее поздняя преимущественно карбонатно-киноварная минерализация, пространственно тяготеющая к девонским дайкам порфиритов, с которыми она, по-видимому, имеет и определенную связь. При общей совмещенности разнородной минерализации в пределах месторождения отчетливо усматривается локальная разобщенность медного, молибденового и ртутного оруденения.
В пределах выделенного С.С. Смирновым золото-молибденового пояса Восточного Забайкалья обычным является присутствие месторождений и рудных полей с комплексными золото-молибденовыми рудами. Однако имеется целый ряд фактов, свидетельствующих о временном и пространственном разрыве между этими двумя типами рудной минерализации и о возможной связи их с проявлениями разнотипного магматизма. Оба типа оруденения пространственно приурочены к верхнеюрским магматическим образованиям. Намечается связь золотой минерализации с гибридными порфирами ключевского типа, а молибденовой — с субвулканическими гранит-порфирами алеурского типа. Степень развития тех или иных магматических образований определяет интенсивность проявления конкретного типа минерализации на площади золото-молибденового пояса. Молибденовая минерализация в целом имеет более широкое развитие, выходя далеко на север за пределы пояса в Ульдургинско-Урюмскую структурно-фациальную зону (и даже в Верхне-Олекминскую), где исчезают «золотоносные типы» малых интрузий. Возможно, в данном случае следует говорить о наложении не только рудных формаций, но и формационно-металлогеяических поясов. В последнее время были получены дополнительные геохимические данные, подтверждающие самостоятельность молибденовой минерализации золото-молибденового пояса. В рудах Жирекена, в районе которого отсутствуют «золотоносные типы» интрузий, Au присутствует в очень низких количествах даже в пиритах (1,5*10в-6%) и халькопиритах (1,2*10в-5%), являющихся обычно основными концентраторами золота. В рудах месторождений Давендинско-Ключевского узла, где отмечается наложение золоторудной минерализации на молибденовую, содержание Au в сульфидах из кварц-молибденитовых образований относительно повышено.
В Северо-Восточном Забайкалье отмечаются также случаи наложения на молибденовое оруденение более поздней висмутовой (район Давенды, Амуджикана) и ртутно-сурьмяной (Алексеевское) минерализаций. При этом на Алексеевской месторождении к данным типам минерализации присоединяется еще и золоторудная, и оно выступает в качестве сложного комплексного образования.
Сложным характером минерализации отличается Алмалыкский рудный район, в пределах которого ведущая роль принадлежит Кальмакырскому месторождению медно-молибденовой формации (кварц-серицит-молибденит-халькопиритовой формации). На месторождении проявлена также золоторудная и полиметаллическая минерализации. Исходя из пространственно-временных соотношений указанных типов рудной минерализации в пределах месторождения, минерало-геохимических особенностей, характера проявления подобной минерализации на других месторождениях и рудопроявлениях района и других фактов, можно и для Кальмакыра высказать предположение о совмещении на его площади минерализации различных формационных типов. В этой связи представляет интерес предположение Р.А. Мусина о связи контактовых свинцовоцинковых руд Кургашинканского месторождения, непосредственно граничащего с Кальмакыром, со среднекарбоновой интрузией сиенито-диоритов. Под влиянием же более поздних интрузий гранодиорит-порфиров, с которыми связано медно-молибденовое оруденение кальмакырского типа, произошло преобразование скарново-полиметаллических руд Кургашинкана в серпентино-полиметаллические. С переотложением скарново-полиметаллических руд могло быть связано и образование относительно редкой полиметаллической минерализации на Кальмакыре.
Рудная минерализация Аксугского молибдено-медного месторождения (Тува) была, очевидно, сформирована с вовлечением в рудный процесс (D?) колчеданной минерализации, развитой в кембрийской вулканогенной толще (хамсаринская свита). He исключено и участие реликтового колчеданного оруденения. В целом же Аксугское месторождение — производное эндогенных процессов, происходивших вдоль контактовой зоны таннуольских диоритов и вмещающих их кембрийских эффузивов с возможной активизацией сопровождающей эти образования минерализации, является сложным образованием, с отклонением отдельных участков в сторону как медно-молибденовой, так и медноколчеданной формаций.
Возрастной разрыв между совмещенными в пределах месторождений типами минерализации довольно различен. К сожалению, имеется очень незначительное количество данных по абсолютному возрасту, относящихся преимущественно к магматическим образованиям, с которыми связывается минерализация. Значительно меньше результатов непосредственно по метасоматическим и рудным образованиям, представляющим наибольший интерес в проблеме совмещенных (наложенных) формаций. Заслуживают внимание определения абсолютного возраста гранитоидов Андийского пояса, слагающих так называемый «Андийский батолит», в районе которого проявлена разнообразная рудная минерализация, в том числе и медно-молибденовая. До последнего времени этот батолит, сложенный различными породами, рассматривался как одноактная интрузия. Ho уже первые определения абсолютного возраста пород показали его возрастную неоднородность. Так, по данным Б. Леви и др., сюда входят породы, абсолютный возраст которых колеблется от 340±40 до 30±20 млн. лет, т. е. от верхнепалеозойских до третичных. К аналогичному же выводу пришел У. Цайл, считавший, что мобилизация и внедрение расплава, приведшие к формированию «батолита», затянулись на длительное время, охватывая многие геологические формации, прежде чем привели к главному акту, проявившемуся между альбом и началом третичного времени. Самые молодые третичные интрузии сопровождались вулканогенной деятельностью и молибдено-медной минерализацией, а также оловянно-полиметаллическим и полиметаллическим оруденением. При такой растянутости во времени проявления магматизма исключительной сложностью характеризуется и металлогения региона. Особой сложностью отличается Боливийская рудная провинция, сформировавшаяся в последствие многократно накладывающихся друг на друга эндогенных процессов, приводящих часто к явлениям металлогенической гибридизации. К таковым, в частности, А. Шнейдер-Щербина относит олово-серебряные месторождения, которые, по его мнению, образовались в результате воздействия среднетретичных рудных процессов (с формированием богатых серебром сульфидно-полиметаллических руд) на нижнетретичные оловоносные образования.
В связи с проблемой совмещенных (наложенных) формаций представляет интерес вопрос о зональности рудных образований на подобных месторождениях. Очевидно, можно говорить о двух классах зональности: межформационной, обусловленной совмещением в пределах отдельных рудных полей и месторождений минерализации различного формационного типа, и внутриформационной, характеризующей распределение рудной минерализации в рамках единой рудной формации. Если внутриформационная зональность может быть как моноасцендентной, так и полиасцендентной (при многоэтапном или многостадийном развитии рудного процесса), то межформационная зональность — это зональность только полиасцендентного типа.
В качестве примеров проявления межформационной зональности можно привести рассматривавшиеся выше месторождения. На Шахтаме при развитии молибденовой минерализации на всей площади наблюдается довольно отчетливая локализация полиметаллического оруденения в центральной, наиболее тектонически проработанной его части. Зональное распределение полиметаллического оруденения (с обогащением, кроме самого месторождения, фланговых частей) характерно и для всего рудного поля. Ранняя турмалиновая минерализация распределена на значительно более обширной площади, чем молибденовая, и не обнаруживает тяготения к участкам максимального развития субвулканических тел, как последняя. Ее распределение обусловлено и особенностями становления массива шахтаминских гранитоидов.
На Киялых-Узене молибденовая минерализация обособляется от скарново-медной, образуя линейно-вытянутые зоны, по простиранию далеко выходящие за пределы меднорудных тел, тяготеющих к контактовой зоне улень-туимских гранитоидов. Еще более пространственно обособлена карбонатно-ртутная минерализация, сопровождающая дайки диабазовых порфиритов.
Некоторая пространственная обособленность молибденовой и медной минерализаций характерна и для Аксуга. Медная минерализация тяготеет в основном к периферии тела «метасоматических порфиров», концентрируясь в основном среди метасоматически измененных вулканогенных образований кембрия и в меньшей степени среди тоннуольских диоритов. Молибденовая же минерализация, наряду с развитием в существенно медных рудных телах, часто встречается непосредственно среди «порфирового тела».
В пределах Давендинско-Ключевского рудного поля фиксируется четкая зональность в распределении золотого и молибденового оруденения (до формирования геохимически однотипных месторождений). Элементы этой зональности усматриваются и при анализе размещения рудной минерализации во всем золото-молибденовом поясе. Зональность в распределении золотой и медно-молибденовой минерализаций характерна и для месторождения Кызыл-Чадр ;в Туве.
Останавливаться на примерах внутриформационной зональности в распределении минерализации медно-молибденовой формации, на наш взгляд, нет необходимости, так как она в основном подчиняется общеизвестным закономерностям.