» » Структурный контроль оруденения


Структурный контроль оруденения

30.07.2016

Рассмотрим факторы, контролирующие размещение ртутных месторождений в пределах рудных зон и поясов — основных объектов металлогенического районирования в региональном плане.
Зональный характер размещения проявлений ртутной минерализации — давно установленный факт. Представление о линейно-поясовом расположении ртутных месторождений в качестве основополагающей закономерности было дано в литературе А.Е. Ферсманом и Д.И. Щербаковым, выделившим известный Южно-Ферганский ртутно-сурьмяный пояс. С тех пор на территории бывш. СССР оконтурено и с той или иной степенью детальности описано свыше 50 обособленных ртутоносных зон и поясов. Общее их число во всем мире, судя по опубликованным данным, достигает 150. Материалы статистической обработки количественных показателей, характеризующих протяженность, рудную продуктивность и тектоно-металлогеническую позицию выявленных ртутоносных зон и поясов, позволяют сделать следующие выводы о структурных их особенностях, определяющих как закономерности размещения ртутных месторождений, так и масштаб последних. В соответствии с конфигурацией ртутоносные зоны и пояса могут быть разделены на три группы: линейные, площадные и узловые.
Ртутоносные зоны и пояса линейной ориентировки характеризуются четко выраженной приуроченностью к глубинным, чаще всего краевым разломам большой протяженности. Это могут быть единичные структуры или системы сопряженных друг с другом нарушений, как равного порядка, так и соподчиненные (оперяющие по отношению к зоне основного краевого разлома).
Роль главных рудоконтролирующих структур играют обычно долгоживущие краевые разломы, развивающиеся на границе крупных поднятий (континентальных отмелей) и прогибов (седиментационных мульд). Наиболее ярким примером является Северо-Катранский взбросо-надвиг, определяющий позицию и форму Южно-Ферганского ртутносурьмяного пояса в Средней Азии. Эта разрывная структура первого порядка разделяет две фациально резко различные области, характеризующиеся различными типами разреза: полными и сокращенными. К югу от зоны разлома устанавливается почти непрерывный разрез отложений от кембро-ордовика до среднего карбона, а к северу верхнепалеозойская терригенная толща ложится непосредственно на силурийские сланцы.
Разлом был заложен в досилурийское время, а подвижки по нему продолжались вплоть до верхней перми. Протяженность разлома свыше 800 км, а с учетом кулисообразно примыкающих к нему составляющих (на флангах зоны) — не менее 1000 км. Глубина заложения этого нарушения, определенного Н.М. Синицыным как типичный краевой разлом, составляет не менее 30—40 км. По нему происходило неоднократное внедрение магмы преимущественно ультраосновного и основного состава. Свидетельством являются многочисленные тела нацело серпентинизированных гипербазитов, приурочивающихся, как правило, непосредственно к зоне Северо-Катранского взбросо-надвига или же к оперяющим его нарушениям более мелкого порядка.
Процесс магматической деятельности завершился внедрением тел монцонит-диоритового состава и ассоциирующих с ними даек диабазового порфирита. Пути внедрения интрузий служили каналами для последующего проникновения рудогенерирующих растворов. В непосредственной близости от зоны Северо-Катранского взбросо-надвига формировались ртутные месторождения лиственитового типа (в связи с гипербазитами), в полосе, не превышающей по ширине 10—30 км, располагаются основные сурьмяные и ртутно-сурьмяно-мышьяково-флюоритовые месторождения джаспероидного типа, а еще дальше рассредоточены наиболее низкотемпературные проявления ртутной минерализации, локализующиеся в мощных толщах литологически однородных карбонатных или терригенных пород.
Ртутоносные зоны и пояса площадного типа не имеют столь резких ограничений по ширине, как в первом случае: отношение ширины к длине колеблется у них обычно в пределах 1:5—1:3. Протяженность ртутнорудных поясов достигает при этом 800—1200 км, а менее четко выраженных ртутоносных зон до 200—300 км. Таким образом, размеры ртутоносных зон и поясов линейного и площадного типов в принципе соизмеримы. Значительная относительная ширина зон развития рудной минерализации обусловливается в последнем случае двумя обстоятельствами. Во-первых, распределение оруденения может контролироваться не одиночными разломами глубокого заложения, а системами субпараллельных разрывов равновеликого масштаба, образующих в совокупности широкие (многие десятки километров) тектонически ослабленные зоны. И, во-вторых, в случае пологого залегания толщ рудовмещающих пород рудогенерирующие растворы могут растекаться вдоль меж- и внутриформационных зон дробления на весьма значительные расстояния в стороны от рудоподводящего канала.
Примером рудных поясов первого подтипа может служить Зеравшано-Гиссарский ртутно-сурьмяный рудный пояс в Средней Азии. Он контролируется системой кулисообразно располагающихся разломов, отстоящих друг от друга на несколько десятков километров и характеризующихся примерно одной и той же (150—300 км) протяженностью. Общая ширина ртутоноспой зоны достигает здесь 150—200 км, что в несколько раз больше, чем в параллельном ему Южно-Ферганском поясе. Степень концентрации ртутного оруденения, однако, обратная: она значительно выше в Южно-Ферганском поясе, чем в Зеравшано-Гиссарском.
Рудные зоны и пояса второго подтипа характерны для периферических частей древних стабильных массивов. Они как бы «опоясывают» выступы этих массивов (Марокканская месета — Высокие плато в Северной Африке, Цзянь-нань в Южном Китае, Колымский массив на Северо-Востоке бывш. СССР и т. д.), а в отдельных случаях замыкаются вокруг всего массива в целом (Колымский массив). Оруденение в пределах; такого рода зон и поясов контролируется системами малоамплитудных сбросов, развивающихся как на границе слабо выраженных фациальных зон, так и в тектонических структурах, характеризующихся однотипным разрезом слагающих их отложений карбонатного или терригенного состава. Последние, лак правило, в силу спокойной тектонической обстановки залегают очень полого, что способствует возникновению протяженных зон внутриформационного расслоения, служивших путями циркуляции рудоносных гидротерм.
В условиях, соответствующих современным бассейнам артезианских вод, растворы могли двигаться вдоль субгоризонтально расположенных зон расслоения на многие десятки километров. Этим и обусловливается столь значительная ширина ртутоносных поясов описываемого типа. Так, по Чжоу Дэ-чжуну, ширина Ваньшаньской рудной зоны в Южном Китае местами превышает 150—200 км. В отличие от ртутнорудных поясов линейного типа горизонтальная зональность здесь проявляется слабо, однако почти везде четко фиксируются признаки вертикальной зональности, что связано, по-видимому, с замедленной циркуляцией рудогенерирующих растворов.
Концентрация ртутной минерализации в более или менее изометричные (в плане) рудные узлы характерна для ртутоносных зон двух подтипов: а) связанных с разломами фундамента в пределах стабильных массивов и платформ и б) пространственно и, по-видимому, структурно ассоциирующих с крупными изолированными вулканоструктурами (Монте-Амиата и др.). Особый интерес в промышленном отношении представляют структуры последнего подтипа. Именно для них характерны наиболее крупные скопления богатых монометальных ртутных руд. Площадь такого рода рудных узлов нередко ограничивается всего лишь несколькими сотнями квадратных километров, а с учетом мелких рудопроявлений, развитых в периферических частях рудного узла, составляет 1—2 тыс. км2. Подобные рудные узлы могут входить в состав более протяженной (многие сотни километров) ртутоносной зоны (Центрально-Испанская), а могут быть почти полностью изолированными (Монте-Амиата).
Обобщая данные о ртутоносных зонах и поясах, приходим к выводу, что линейные пояса характерны преимущественно для геосинклинальных областей, площадные — для платформенных, а узловые — для областей развития как недавней, так и давно завершенной вулканической деятельности.
Ртутоносные зоны и пояса подразделяются обычно на подзоны, характеризующиеся преобладающим развитием ртутных и ртутьсодержащих месторождений определенных генетических и промышленных типов. Условия локализации и морфологические особенности последних зависят в первую очередь от состава вмещающих пород. Наибольшая изменчивость разреза присуща линейным зонам и поясам, поэтому именно для них устанавливается наиболее четкая зональность в распределении генетических и промышленных типов ртутных месторождений.
Так, в Южно-Ферганском поясе выделяются (с севера на юг) три подзоны: а) с терригенным разрезом и, соответственно, с месторождениями лиственитового и кварц-диккитового типов, б) с трехчленным (сланцы — известняки — сланцы) разрезом и месторождениями джаспероидного типа и в) с известняково-доломитовым разрезом и месторождениями карбонатного типа. Аналогичная закономерность устанавливается и для западного обрамления Колымского массива, где четко оконтуриваются две подзоны: а) с карбонатным разрезом и, соответственно, с месторождениями карбонатного типа (Лево-Сакынджинская подзона) и б) с терригенным разрезом и месторождениями кварц-диккитового типа (Верхоянская и другие подзоны).
В пределах ртутоносных подзон выделяются структурно еще более четко обособляющиеся рудные кулисы. Под этим термином В.И. Смирнов подразумевал линейно-вытянутые группы ртутных месторождений и рудопроявлений, объединяющихся единой рудоконтролирующей структурой и располагающихся эшелонированно (кулисообразно) по отношению друг к другу. Эта закономерность, впервые подмеченная В.И. Смирновым для Южной Ферганы, позже была установлена и в других рудных провинциях, особенно в тех, где ртутоносные зоны связаны с геосинклинальными областями (Северный Кавказ и др.). Каждая такая кулиса характеризуется единством разреза и соответствует обычно крупной складчатой структуре (типа антиклинория), часто редуцированной и осложненной продольным нарушением типа взбросонадвига. Размеры рудных кулис, отличающихся, как правило, однотипностью слагающих их месторождений и рудопроявлений, примерно одинаковы: до 100—150 км в длину при ширине от 10 до 30 км.
Следующие по рангу, после рудных кулис, таксонометрические единицы — рудные поля — отличаются еще большим разнообразием структурных форм. В ряде случаев понятие о рудном поле соответствует представлению о месторождении, но чаще рудные поля контролируются структурами более высокого порядка, чем месторождения. Их типизация была дана выше.